Category: происшествия

любовь

Вознесенский

Однажды на прогулке в Переделкине мы встретили Вознесенского с женой недалеко от их дома. Человек, которого я сопровождал, обменялся с А.А. поцелуями, объятиями, стал что-то распрашивать о жизни, о поездке в Америку... Вознесенский отвечал тихо, медленно и, как будто, с трудом подбирая слова... Это было шесть лет назад и тогда уже поэт показался мне бесконечно старым, дряхлым.. На нем было сдержанного оттенка бежевое пальто, темное кепи и неожиданно яркий красный шарф. Он немного сутулился и точно, как в молодости, по-утиному держал голову - вжал ее в плечи и вытянул вперед... Пока он общался с моим спутником, его губы улыбались, а глаза были полны какой-то печальной иронии... Ничего общего не было в этом старом человеке с тем пылким юношей, выступавшем в Политехническом перед съемочной группой Марлена Хуциева в его фильме "Застава Ильича" - культовом для поколения человека, с которым я был тогда в Переделкине, и для моего дорогого друга Бориса Дмитриевича Павлова. Теперь уже все трое ушли.

Все - кончено!
Все – начато!
Айда в кино!



Никогда, кажется, не был поклонником Вознесенского...
Но, вот нашлось и про меня стихотворение у него:

Ни славы, и ни коровы,
Ни тяжкой короны земной -
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб вытянул петь со мной.
Прошу не любви ворованной,
Не милости на денек -
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб не был так одинок;

Чтоб было с кем пасоваться,
Аукаться через степь,
Для сердца - не для оваций,-
На два голоса спеть;
Чтоб кто-нибудь меня понял,-
Не часто, но хоть разок,-
И с раненых губ моих поднял
Царапнутый пулей рожок.

И пусть мой напарник певчий,
Забыв, что мы сила вдвоем,
Меня, побледнев от соперничества,
Прирежет за общим столом.
Прости ему - он до гроба
Одиночеством окружен.
Пошли ему, бог, второго -
Такого, как я и как он...

P.S.: Не помню, с кем спорил о том, стареют ли поэты... Стареют? Да. Стареют. И умирают.