Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

любовь

О рыцарях

Ночь была еще та. Поздняя. Навстречу, загородив все пространство тоннеля, плавно покачиваясь в седлах, брели две всадницы. Одна – высокая, худая девушка в самбреро, похожая на Дон Кихота, другая – колобок в безразмерных шортах цвета хаки – стало быть, оруженосец. Лошади брели устало, низко наклонив длинные морды к сырому асфальту. Завидев нас, одна из кабальеро лениво натянула поводья, заставив лошадь встрепенуться, и без особой надежды в голосе попросила:

- Помогите лошадкам на корм…

Мой спутник – командор, однако, заметил, протискиваясь между животным и стеной:

- Нам бы кто помог: жрем, как лошади, а зарабатываем мало.

В тоннеле было чрезвычайно тихо, и голос командора прозвучал громоподобно. Девушка на россинанте недоверчиво посмотрела на нас, но спорить не стала. Я же сжал пальцами пришпиленный к моему лацкану значок оруженосца и протиснулся следом.

Когда я увидел командора - Петра Васильича – впервые, то решил, что мне явился оживший Тарас Бульба – огромный злой хохол с усами-плетками и остатками шевелюры в форме чуба на оранжевой проплешине. Петр Васильевич все подозрения в украинском прошлом отвергал, как бы между делом замечая, что по матери он – Толстой, по отцу – Тургенев и только по недоразумению – Веретено. Глаза его непрестанно вращались, язык не уставал сквернословить, а ладонь-лопата все время норовила похлопать чье-нибудь удобно расположенное плечо. Владельца плеча после похлопывания Веретено не менее трех раз целовал в обе щеки и объявлял надеждой рыцарства и православия. Супруга Петра Васильевича – утомленная большим хозяйством маленькая женщина средних лет – тоненькая и болезненная – торжественно добавляла:

- И это только начало.

Так и меня однажды похлопали, облобызали, да и приняли в некий Орден на правах оруженосца (правда, не объяснили, как это – оруженосец без рыцаря?) и даже снабдили соответствующей подтверждающей грамотой (мол, “Предъявишь магистру другого ордена или любому рыцарю”) и металлическим значком в форме креста. Петр Васильевич Веретено перекрестил меня и дал поцеловать руку. Любил он, когда ему это место целуют.
Так вот, случайно попав в дом командора, я быстро стал членом тайной организации наподобие Южного общества (среди целей – спасение России) и даже на коленях поклялся поднести оружие и чашу с вином любому рыцарю, который меня об этом попросит. Но прежде прочих – своему сюзерену. Им на время милостиво согласился стать Петр Васильич.

С того дня командор стал таскать меня на собрания членов ордена – тривиальные пьянки обеспеченных мужчин 40-50 лет – юристов, ювелиров и гинекологов. По пятницам они приносили туда, где был назначен “совет”, свои мантии в полиэтиленовых пакетах, а иногда и ордена в коробках (иной раз и золотые, и даже с бриллиантами). “Бледных жен” отправляли в гости к избранной даме – тоже жене одного из рыцарей. Сами же рыцари, облачившись согласно уставу и кодексу, нажирались водкой под беседы о политике с монархическим уклоном:

- Виделись ли Вы, Петр Васильевич, с Голицыным в Швейцарии?
- С Николаем Александровичем? Как же… Навещал старика.
- И что говорит его Светлость? С нами ли Государь? Приедет ли в Россию?
- Антон Сергеич, Государю всего десять лет… Пусть хоть до полутора метров дорастет…
- Вот, Петр Великий уже в десять лет полком командовал – заметил чей-то дребезжащий баритон.

Тут кто-то в углу оживился, вскочил на стол и завизжал:

- За Государя Петра Алексеевича, етить-колотить! – опрокинул стакан водки и упал назад в свой угол, где накрытый рыцарским плащом захрапел до возвращения супруги хозяина дома.

Расходились обычно во втором часу ночи, выпив за каждого российского императора, не забыв даже про Петра Второго и Ивана Шестого. Я обычно сопровождал Петра Васильича до дома, а после шел ночевать к себе. Собственно, если бы не я, командор минимум два раза бы проснулся в вытрезвителе, а один раз – в январе – и вовсе бы не проснулся, замерзнув на отчаянном морозе в обнимку со своим рыцарским облачением. Не знаю даже, стоит ли упоминать, что, опираясь на мое плечо, Петр Васильич Веретено, урожденный Толстой-Тургенев, ссал однажды ночью на стену нашего Парламента. Ну, или на одно из соседних зданий.

Но вернемся к истории. В ту ночь Collapse )
любовь

"Я посылаю все нах..й И в первую очередь я посылаю нах..й тебя"

Я хотел запереться в четырех стенах, пить холодное вино, смотреть в большое окно на ярко-подсвеченный костел, наслаждаться одиночеством, слушать Азнавура и перелистывать старые фотографии...

Но какого же черта! Что со мной сделала эта "Вечная любовь"? В кого я превратился? В размазню? В слабака? Чаще плакал, чем пел. Реже смеялся, чем жаловался друзьям на "мою тяжелую долю". Неееет, хватит!

Теперь все будет по-другому! Прощай, дружочек! Не грусти обо мне, вспоминай хорошее, слушай Арету.
И Вы все тоже слушайте Арету!!!! ;-)

http://ifolder.ru/2987006

P.S.: Заведу, пожалуй, по осени кота!) Скажем, вот такого:
12,29 КБ
любовь

Стеклянный остров "Канари Уорф" - вкусное шампанское и одинокие банкиры

Во второй половине ХХ века оказалось, что самый большой в мире лондонский порт совершенно никому не нужен. Доки и верфи пустовали, постепенно разрастаясь и приобретая новых жителей - бездомных и крыс со всего Королевства. Эта ситуация совершенно не устраивала Маргарет Тетчер, правительство которой и приняло историческое решение - большую часть старого порта снести, а на его месте создать новый район города. Сердцем района должна была стать бывшая королевская верфь "Канари Уорф". Одноименный остров, на котором она находилась, решено было превратить в новый Сити - футуристический банковский район. Так и возник этот мощный финансовый центр. Один за другим к облакам потянулись небоскребы, внизу расположились крытые пешеходные зоны, фонтаны, скульптурные композиции. Сэр Норман Фостер же, кажется, только и ждал появления такой грандиозной строительной площадки. Чего тут только этот Форсайт от архитектуры не построил...

В Канари Уорф вечером четверга меня привезла Оля Сергеева, которой я и обязан тем, что поездка в Лондон так удалась! Есть в этом все-таки какое-то маленькое богемное счастье - прокатиться по стеклянному городу в кабриолете, "щелкая затвором фотоаппарата", а после приземлиться в All Bar One среди щебечущих банкиров, пытающихся перекричать друг друга. Просекко, виды, закатные отражения в огромных окнах... Мы так заболтались, что забыли о времени, а ведь нас ждали друзья: в десять договорились идти в джаз-клуб. В итоге, успели только на последнюю песню.

Кстати, этот All Bar One, говорят, - место, куда надо приезжать знакомиться с банкирами. Одни мужики - лет 25-40, что называется, в самом соку. Так что можно догадаться, что там делали длинноногие девушки в мини. Причем под "мини" я подразумеваю не только юбку, но и все остальное. А ветер с канала был холодный... Я же был сосредоточен на шампанском и подруге. Однако, если бы я не был давно и крепко влюблен, если бы меня не ждал кое-кто в Москве и если бы я был лет на 5 младше... В общем, рекомендую! Общество, при желании, найдется легко, шампанское недорогое.

Только надо помнить, что жизнь с банкиром в Великобритании - штука непростая. Если, конечно, чувства есть. Говорят, что больше банкиров в Великобритании никто не работает. Так что, выходя замуж за финансиста, девушка рискует видеть мужа по выходным и отпускам. А поздними вечерами получать голодное вялое и нередко пьяное тело человека, отдаленного напоминающего фотографию в бумажнике.

78,57 КБ

Collapse )
любовь

"Мое сердце биться перестало"

118,48 КБ

Настоящим объявляется, что живой журнал Братца Кролика уходит в отпуск по болезни.
Когда вернусь, не знаю.
По-прежнему меня можно найти в реальной жизни по телефону +7(495)7725104 и по e-mail ondimon@mail.ru.
Секса не обещаю, но разговор по душам и бокал вина - почему бы и нет. Доктор прописал мне вино на сон грядущий.

Простите, если кого-то обидел.
Надеюсь, скоро увидимся.
Макаров