Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

любовь

***

Не был мной еще прочитан Маркес,
А Макондо мокло,
Муравьи паслись –
Под навесом у стола и около
Мертвой птицы, сбросившейся вниз.
Мальчик мне сказал, что птица «Смелая,
Видимо, всё просто надоело ей –
И гнездо, и кошка под гнездом,
И птенцы, и дом, и люди в нём».

Кошка равнодушно намывалась,
Взрослые, что со вчера осталось,
Допивали за стеной, хваля посол:
«Грузди чёрные – не то что грузди белые».
Муравьи своё спокойно дело делали.
Нет, они уже его доделывали.
Мальчик мне сказал:
– Пойдём?
И я пошёл.

любовь

***

Однажды просыпаешься
В субботу летом.
И думаешь.
Нет, не об этом. 

Ты мог бы – господин себя,
Кота хозяин, завтрашнего дня
Распорядитель –
Еще часа четыре спать –
За утра в школе средней
И начальной, за годы в офисе.
И отоспаться всласть,
СВОЮ кровать
Деля чертой диагональной.

Но ты лежишь и думаешь:
Кто, черт возьми, все эти люди –
Те, у которых власть? 

Ты хочешь встать.
Командуют:
– Лежать!
И добавляют ласково:
– Так лучше будет.

любовь

ОСКАР

Я видел Оскара!
Теперь он кот в Турине.
Такой же денди и вообрази:
Какую-то невзрачную синьору
Туда-сюда по улицам старинным
Таскает за собой на поводке
Наш безобразник.

Собаки в шоке,
У туристов – праздник.

По-прежнему довольствуется лучшим
Оскар,
Хотя, конечно, изменился рацион.
А помнишь, как он отмечал в «Савое»
Успех своей комедии?
Мозги с горошком, молодая семга,
Ты помнишь, как он с ложечки кормил своих «котов»?
При всех!
Он был из тех, кому одна комедия за вечер –
Как будто не смеялись вовсе.

И если он вилял хвостом
И этого никто не видел,
То он вилял хвостом еще, еще и снова.
И умерев, а умирал он бесподобно,
Наш Оскар возрождался для поклона.

Ну как такого не держать на поводке?
Он сам затягивал ошейник, да потуже,
И каждый раз был поводок короче,
Который сам же Оскар и вручал.

В каком-то смысле, ничего не изменилось,
Он жив-здоров, он ест за четверых
И метит стены герцогов Савойи,
А после представления в театре «Реджио»
Выходит к публике почтенной –
Забыта «Тоска», ваш выход, киска!

На каждом пятом снимке из Турина –
Наш Оскар на коротком поводке.

Не пишет только
И совсем не шутит.
Ну, правда, молчалив теперь до жути.
Но, может, это передышка гения?
Восстановиться,
Отмолчаться,
Отогреться и
Простить животных и людей,
Ну не, совсем, так, боле-менее...

А я, вот, думаю, что если Оскар – кот в Турине,
То, может, наш Иосиф – кот в Венеции?

любовь

ЭДЕМ

Я знал человека,
Чье тело было картой Эдема.
Было время, я наизусть эту карту знал.
Там росло древо жизни,
Плоды его целовала Ева
И целовал Адам.

Там были реки:
Евфрат,
Хидеккель,
Гихон
И Фисон,
Когда человек приходил ко мне
И снимал доспехи,
Погружаясь в зыбкий вечерний сон,
Я любил рассматривать рыб
И плавучих птиц,
Пальцами перебирать золотой песок
В предзакатном свете.
Гладить явившихся из-под ключиц
На водопой зверей небывалой масти.
Если же я дул на воду,
Поднимался ветер.
Я думал тогда, как здорово сделал свою работу
Безымянный мастер.

Мне повезло –
Я долго бродил один среди райских растений.
И вот что скажу:
Там росло древо жизни – и правда, росло.
А вот древа познания я не нашел в Эдеме.

любовь

Жираф

Е.Г.

От меня до метро
Пять минут, шесть минут...
Десять, если купить сигареты.

Когда ты спешишь
(Скоро последний поезд)
По заснеженной улице,
Я волнуюсь: на голове ли шапка,
Застегнуто ли пальто, повязан ли шарф.

Ты куришь у входа в подземку
Делаешь селфи на фоне высотки...
И не знаешь, что через дорогу –
Запертые на зиму звери.

Среди них –
Одинокий жираф
Самсон Гамлетович Ленинградов
(Имя не выдумано).

Так трудно ему подобрать себе пару.
Вот была у него Люба,
Тонконогая жирафа из США.
Ногу сломала, погибла.
И была еще юная жирафа Дося
из Африки.
Заболела и умерла.

Самсон Гамлетович холост.
Ему не подходят тигрицы и львицы,
Зайчихи, медведихи и слонихи...

А жирафу в наших краях трудно встретить другого жирафа.

Не боишься пропустить поезд?
Придется же возвращаться
В натопленный мой вольер,
Угощаться овощами, бананами, хлебом,
Сравнивать пятна на наших шкурах,
Надеяться, что совпадут.

Что-то я размечтался,
Ты уже в поезде.
Помни, что тебе с пересадкой.
.
любовь

кот в сапогах

Дождь устаёт
И перестаёт.
Нет запасов в его облаках.
И выходит на улицу Кот
В резиновых сапогах.

Он усат
И хвостат,
Он франт и пижон –
Заграничные сапоги.
Усы не прячет под капюшон,
По району
Нарезает круги.

Собаки рычат,
Их большинство –
Это город собак.
Говорят, не решаясь тронуть его:
“Коты потеряли страх”.

А коты говорят:
“Подождём,
Как он будет гулять под дождём.
Надел сапоги –
Опасный чудак!
Нам не нужны чудаки.
Мы здесь не так уж плохо живём,
Не стоит дразнить собак".
.

любовь

Ковчег непарных зверей

Наш ковчег отправился в полночь.
В нем были только непарные звери:
Слишком старые, слишком гордые,
Или просто – последние.

Одинокие звери ведь тоже хотели выжить,
Боялись воды и со страхом смотрели,
как прибывало море, тяжелело небо.
И метались по чаще, и слышали этот скрежет:
Великаны-деревья царапали ветками тучи.

А старик с сыновьями построил большую лодку
На высоком холме, где принимал крылатого гостя.
И потом он созвал зверей.
И не стало видно травы на холме – только гривы, хвосты и уши.
Он смотрел нам в глаза, проверял, хороши ли зубы, не черны ли души,

Говорил слону: “У меня уже есть слоны. Ты не нужен”.
А слепому медведю: “Не буду с тобой возиться”.
Старому льву, говорил, что он слишком старый.
Выбирал молодых, сильных и парных.
А мне сказал: “Ты хорош, дружок, но где твоя пара?
Приходи, когда найдешь второго такого”.

Но был и еще один холм, где другой старик собирал зверей.
Из мусора, снятых с петель дверей, веток, собранных в роще,
Он выстроил лодку – попроще, поплоше, тесней.
Не всем одиноким хватило места на ней.
Но все же немало нас было в ту страшную полночь,
Когда мы, прижавшись друг к другу, лежали на дне.
А под нами, над нами, вокруг – были только волны.

***

Буря стихла, но берег пока не виден.
Так и плывем.
Парные звери – в своем ковчеге.
А мы – в своем. 

любовь

Бабушка Ошо

Друзья, текст, что я опубликовал вчера, – это "превью" нового рассказа. Сам рассказ - под катом. Он называется "Бабушка Ошо" и посвящается всем, кто был со мной в Тбилиси в апреле этого года - Максиму xulygan, Сереже Дзинируку, Сереженьке, Дине Ахмятовой и всем гостям ее шумной грузинско-американской свадьбы. Впрочем, к свадьбе текст никакого отношения не имеет (просто люди очень хорошие;-)

Итак, Collapse )

59.54 КБ
любовь

everybody loves my rabbit(s)

У меня, как у Братца-Кролика, неплохая коллекция крольчатины и других ценных животных. В субботу им была предложена фотосессия:

Автор большинства снимков (кроме тех, где автор в кадре) - Татьяна __deadjournal__ не только здорово снимает, но и отлично пишет!

97.28 КБ

Collapse )
любовь

"Я посылаю все нах..й И в первую очередь я посылаю нах..й тебя"

Я хотел запереться в четырех стенах, пить холодное вино, смотреть в большое окно на ярко-подсвеченный костел, наслаждаться одиночеством, слушать Азнавура и перелистывать старые фотографии...

Но какого же черта! Что со мной сделала эта "Вечная любовь"? В кого я превратился? В размазню? В слабака? Чаще плакал, чем пел. Реже смеялся, чем жаловался друзьям на "мою тяжелую долю". Неееет, хватит!

Теперь все будет по-другому! Прощай, дружочек! Не грусти обо мне, вспоминай хорошее, слушай Арету.
И Вы все тоже слушайте Арету!!!! ;-)

http://ifolder.ru/2987006

P.S.: Заведу, пожалуй, по осени кота!) Скажем, вот такого:
12,29 КБ