Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

любовь

***

Через Прагу неблизкий путь
На трамвае номер четырнадцать
В мой трёхзвездочный замок
С завтраком.
Чуть не пять остановок-«заставок»
Я хочу твой затылок лизнуть.

Почему не придумали слова другие?
А не шеи, щиколотки и уши?
Шея, кстати, по-чешски – «щие».
Но и по-русски – ничуть не лучше.

любовь

Я тоже

***
Сторонники симметрии, конечно, уверены, что единожды сказав "я люблю тебя", нужно хотя бы однажды выдавить из себя "я не люблю тебя". Может быть, сторонники симметрии не знают, что в мире самые красивые вещи устроены по правилу золотого сечения и, значит, ассиметричны.
Я написал это сейчас, но точно знаю, что это, в общем-то миф. Как и любовь?

***
"Я люблю тебя". Я повторял эти слова многократно. Может быть, сто тысяч раз - почему бы и нет? Не сказать, чтобы с каждым повтором эта формула понемногу теряла свои волшебные свойства, но однажды она далась мне... с трудом. И почти через силу ты ответил "я тоже". "Я т о ж е" - кто-то боится не услышать банальное "я люблю тебя", я всегда боялся не услышать необязательное "я тоже". Наверное, потому, что спешил сказать первым, подхватить твое горячее дыхание и не дать ему стать беспомощным недосягаемым облачком пара в весеннем московском воздухе.

***
Любовь - не пирожное из кондитерской на Малой Бронной, а горячий советский хлеб. Помню детство, как я купил в феврале краюху, разломил ее, и на морозе из разломанной ржаной корки доставал этот липкий горячий мякиш и жадно ел его. Хлеб остывал, а голод притуплялся... Менялся аромат хлеба. Из желанного, дразнящего он вдруг превратился в металлический, мертвый... Я еще через силу заталкивал в себя комки этого хлеба, но с каждой следующей порцией хлеб все больше напоминал мне вонючий несъедобный пластилин. Я выбросил остатки краюхи - там было еще много, но я не жалел. Я наелся хлебом. Шел по проспекту, маленький и ни в ком еще не нуждавшийся, и думал: какая гадость этот жуткий, этот невкусный хлеб...

Но назавтра снова хотел его. И снова купил. И опять ел. И также выбросил почти половину.
любовь

Бабушка Ошо

Друзья, текст, что я опубликовал вчера, – это "превью" нового рассказа. Сам рассказ - под катом. Он называется "Бабушка Ошо" и посвящается всем, кто был со мной в Тбилиси в апреле этого года - Максиму xulygan, Сереже Дзинируку, Сереженьке, Дине Ахмятовой и всем гостям ее шумной грузинско-американской свадьбы. Впрочем, к свадьбе текст никакого отношения не имеет (просто люди очень хорошие;-)

Итак, Collapse )

59.54 КБ
любовь

Елена Сергеевна (часть 1)

Новый мужчина, – он как новое платье. И наоборот – тоже верно.

Вчера Елена Сергеевна обновила гардероб. А там и пальто с опушкой, и симпатичное платье с плечиками, всё-всё от “пяточек до макушечки” теперь было обтянуто-обмотано-обернуто новыми тряпочками – все больше желтыми, все больше в цветочек.

Также вчера Елена Сергеевна получила в отделении банка возле дома новехонькую кредитную карту – цифры, цифры, какие-то разные цифры и ее – Елены Сергеевны Кузнецовой – довольная физиономия. Правда, еще с той старой, прежней стрижкой. Теперь-то другое дело, теперь-то поверх коротких каштановых прядей легло аккуратное колорирование. Ах, как ей нравилось это слово! “Ударила, говорит подружкам, колорированием по безмятежности”. И все почти бесплатно. Достала карточку, с важным видом подписала бумажку, и пошла – красивая, модная с пакетами во всех руках. “Я, говорит, еще и спортом заниматься пойду!”

Вчера… Ну, что вчера? Что, день был особенный какой-то? А вот был же! Был! Елена Сергеевна надела все новое, на голове – Версаль, на лице Фонтенбло, туфли – почти Италия! И пошла к своей старой приятельнице эротоманке Зине фотографироваться!

Collapse )