Дмитрий Макаров (ondimon1) wrote,
Дмитрий Макаров
ondimon1

Categories:

первые опыты. книги и секс.

Маша: Ты купила Тютчева?
Ксюша: Ты что! В клубе "Мост" на 8 марта дарили!

В 13-17 лет я тратил все свободные деньги на книжки и даже мечтал работать продавцом в "Доме книги" на Невском проспекте. То ли книги тогда были дешевые, то ли бабушка и мама не жалели карманных денег, да только библиотека моя росла как на дрожжах. И сегодня, приезжая в петербургскую квартиру, заходя в некогда свою комнату, я поражаюсь, насколько она забита книгами. И как жаль, что никто их теперь не читает. Я мечтаю, что, купив квартиру в столице, смогу, наконец, забрать в свой новый дом эти сокровища, заменившие мне первых друзей, первые влюбленности и первые игрушки.

***
Далее все будет очень откровенно:

Я рос очень медленно. В 14 мне не давали больше 11 (да мне и было 11). Жизнь моих одноклассников мчалась мимо меня. Они учились пить водку, трахались, пробовали наркотики, ссорились с родителями, влюблялись, плакали, слушали совершенно непонятную мне музыку – они менялись, взрослели, становились другими людьми. Я ничего этого не видел и не ощущал. Мы ехали в будущее на параллельных составах.

После второго класса я проводил лето с бабушкой в Тарасовке (под Питером). У наших соседей тоже были дети - мальчик и девочка. Мальчика точно звали Илья. Обоим по 9 лет. Это были первые люди, с которыми я целовался взасос, по-взрослому. Илья строил из себя эксперта и засовывал свой язык в мой рот не менее уверенно и нагло, чем собственной сестре. Играли в карты на раздевание и рассматривали друг друга внимательно с любопытством.

Мы встретились с Ильей снова - спустя 5-6 лет. В парилке деревенской бани, куда все ходили по четвергам или субботам, потому что с горячей водой было плохо. Мы сразу узнали друг друга. Теперь я не смог бы даже описать, как он выглядел. Но точно помню, что поразило меня невероятно: он был рослый сильный мальчик, почти молодой мужчина - у него был настоящий здоровенный мужской член. Я был поражен! У меня даже волосы на лобке не начали расти, а у него... Это не было осознанно сексуальным впечатлением. Но я думал об этом члене много дней и ночей. Думаю, эта встреча окончательно решила вопрос моих сексуальных предпочтений.

Вернувшись осенью в школу, я вдруг понял, что вокруг меня полно молодых свежих хуястых парней. Им было не больше 15. Они только начинали пробовать жизнь на вкус. Это были все те же ребята, что сидели за партами справа и слева от меня. Но я смотрел на них совершенно другими глазами.

***
Тем не менее, до окончания школы я не сделал ни единого шага навстречу своим новым желаниям. Да и вряд ли у меня были шансы: я был заморышем, медленно росшим странным истеричным мальчиком, почти юродивым. И тогда я обратился к книгам. Я жадно, страстно читал все, что было можно купить или взять в библиотеке и прочитать.

Школа, даже самая хорошая, подавая ученикам литературу, безжалостно кастрирует ее. Многие великие книги наполнены сексуальностью (не гомосексуальностью или гетеросексуальностью, – сексуальностью). Но 13-16 летним ученикам рассказывают о социальных и исторических и прочих аспектах. Они зевают, мучают тетради, конспектируют, заучивают к экзаменам выжимки из шедевров... Они даже не подозревают, сколь много по-настоящему интересных для них вещей скрывают книги.

Я узнал, что на свете есть секс (и что это одно из лучших в мире занятий) от Шодерло де Лакло, Гомера, Уайлда, Моэма, Пушкина, Катулла и многих других задолго до того, как, впервые оказавшись в хорошо знакомой мне теперь ситуации, дрожа и заикаясь, сказал не своим голосом:

– возьми меня.

P.S.: Извините за откровенность.
Tags: гомофобам и впечатлительным барышням не
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →